Prof. Dr. Melanie Sully

Assembly of European Regions Summit

"Inspiring Regional Solutions", Rize Turkey October 2013 Programme in English and German with AER President Dr Hande Bozatli and This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Official Programme with keynote speakers including Prof Dr Melanie Sully on the panel for establishing a common cultural environment. Contributions also from Ministers from Turkey, President of the AER Dr Hande Bozatli, experts from the Black Sea Region and representatives from the City of Vienna and the Danube Region. Other panels look at cross border partnership and environmental awareness and action.
The Assembly of the European Regions www.aer.eu is the largest independent network of regions in wider Europe and brings together more than 250 regions from 35 countries and 16 interregional organisations. President of the AER is Dr Hande Bozatli, a medical doctor from Istanbul. She announced the summit, stressing that the regions of Europe face two major challenges: "to ensure a sustainable future and to provide our youth with employment".
Press release in English (French/German)
Presentations from the Summit including Dr Melanie Sully in English and also here

Contribution from Dr Sergii Glebov Mechnikov University, Odesa Ukraine in Russian on "big geopolitics" towards sub-regional geo-economics:

 

От «большой геополитики» к субрегиональной гео-экономике:

локальный рецепт для Черноморской системы как «точкироста».

 

Если мы соглашаемся с тем, что Черноморский регион последние двадцать лет развивается не просто как географическое пространство, а как политическая система на базе ОЧЭС, то многое для укрепления ее целостности было сделано как раз на уровне «структурной надстройки» в условиях постбиполярной регионализации международных отношений и «нового регионализма». К чести региональных акторов, страны-члены ОЧЭС в кратчайшие сроки сформировали необходимый инструментарий в виде региональных организаций и международно-правовой базы для того, чтобы цели и задачи, заложенные в уставные документы ОЧЭС, были успешно реализованы в кратчайшие сроки. Оказался ли институциональный прорыв достаточным для того, чтобы поразить ключевую цель регионального сотрудничества в том виде, в котором она была заложена в пункте 8 Стамбульской Декларации о Черноморском экономическом сотрудничестве от 25 июня 1992 года - превратить Черное море «в зону мира, стабильности и процветания» и обеспечить развитие «дружественных и добрососедских отношений»? Ответ очевиден – нет.

Почему? Потому, что наполнение институтов регионального сотрудничества реальными общерегиональными проектами тормозится не только недостатком  внутрирегиональных финансовых средств, но и присутствием несовпадающих, а иногда прямо противоречащих национальных политических и экономических интересов Черноморских держав. Многие потенциально выгодные для всех экономические проекты зачастую носят двусторонний, эксклюзивный, а не инклюзивный характер, реализуются ограниченным количеством государств, а ключевые проекты регионального или межрегионального мега-масштаба, к примеру, энергетические, вообще разрабатываются за рамками региональной компетенции и без привлечения ОЧЭС.

Впрочем, последние геополитические и гео-экономические тенденции в Черноморском регионе возрождают осторожный оптимизм в контексте поставленной в Стамбульской Декларации цели. Опять же, к чести наиболее влиятельных акторов, немало для укрепления целостности Черноморской системы было сделано на центросиловом уровне взаимодействия региональных лидеров. Россия и Турция прошли тернистый путь от регионального соперничества в 1990-х к региональному стратегическому партнерству в 2000-х. Углубляющееся двустороннее сотрудничество Анкары и Москвы, прежде всего, в сфере энергетики, из нестабильного бизнес-пространства со многими рисками превратило бассейн Черного моря в мощный транзитный узел энергоресурсов. Сами по себе уже существующие газо- и нефтепроводы в Черноморско-Каспийском регионе, как и те, которые пока только находятся на этапе разработки, инкорпорировали отдельные кризисно-конфликтные территориальные сегменты Черноморского региона в достаточно однородный каркас региональной безопасности, став, тем самым, гарантами «неразмораживания» «замороженных» конфликтов и нерасползания новых за пределы неприкасаемых транзитных маршрутов.

Российско-турецкая «транзитная» дипломатия энергоресурсов и взаимное желание оградить Черноморский регион от геополитических конкурентов превратила Черноморский регион в арену центросилового штиля. Вместе с тем, одних усилий российско-турецкого черноморского тандема недостаточно для реализации поставленной в рамках ОЧЭС цели, ведь очень часто региональные центры силы если не игнорируют напрямую, то просто стараются «не замечать» интересы менее влиятельных Черноморских государств, проходя мимо них, как обходные газопроводы.  Да и логика современных геополитических и геоэкономических процессов подсказывает, что сегодня невозможно реализовать в полной мере ни свои лидерские качества, ни общую региональную повестку дня без тесного экономического взаимодействия с другими партнерами – соседями по Черноморскому региону.

В связи с этим, нужно как можно более эффективно налаживать и углублять сотрудничество в рамках уже существующих структур, в частности ОЧЭС, что позволит избежать дублирования функций и инициатив. Параллельно с этим, решать проблемы политического характера в отношениях между странами, которые сегодня в силу имеющихся конфликтов и противоречий не готовы к тесным двусторонним контактам. И даже ключевая проблема Черноморского региона – отсутствие свободных финансовых фондов, которые могли бы быть вложены в реализацию инфраструктурных, экономических проектов, в том числе, и в рамках ОЧЭС, – со временем могла бы быть решена. Фонды всегда могут быть найдены в том случае, если не будет серьезных политических противоречий, конфликтов, которые на данный момент существуют в Черноморском регионе. Инвестиции, как и деньги, любят тишину. И в этом отношении и  ОЧЭС, ассоциированные с ним структуры, и непосредственно Ассамблея Европейских регионов подают хороший пример, собирая за одним столом лидеров Черноморских держав со сложной исторической судьбой региональных взаимоотношений. Ведь без наличия политической воли к сотрудничеству реализация даже самого привлекательного регионального проекта обречена на провал. К примеру, на данном этапе, таким символом успеха могла бы стать кольцевая дорога вокруг Черного моря в рамках инициатив ОЧЭС.

Такой проект, который уже реализуется на отдельных участках, и им подобные, способны оказать огромное влияние не только на региональную политику конкретных государств, но и ускорить трансграничное сотрудничество в конкретных приграничных областях и районах сопредельных держав. В этом отношении, как раз региональные власти на примере руководителей Одесской области в Украине имеют практические возможности продвигать идеи Черноморской кооперации, которые теоретически обосновываются в столицах, зачастую находящихся далеко от Черноморских берегов.  

Глобальные и региональные экономические процессы диктуют необходимость дальнейшего сближения стран одного субрегиона не только в решении общих региональных проблем, но и для совместного продвижения экономических проектов с коммерческим интересом для всех вовлеченных сторон. Таким образом, самоограничивая политическую конкуренцию, но, не отказываясь от прямой экономической конкуренции, психология регионального сотрудничества постепенно должна трансформироваться в духе того, что мы – страны и народы Черного моря – не конкуренты и соперники узкокорпоративных, геополитически заангажированных эксклюзивных бизнес-идей, а бенефициарии и акционеры общего регионального дела.      

В связи с этим, в завершении, хотел бы озвучить ключевой мэсседж своего выступления. В качестве одного из рецептов, который можно предложить в контексте приближения к главной цели регионального сотрудничества, то есть превращения Черного моря «в зону мира, стабильности и процветания» – это инициация мега-регионального совместного проекта, причем, амбициозного, как с политической, так и с экономической точек зрения, который бы сумел привлечь в Черноморский регион материальные и финансовые ресурсы на стыке Европейской и Евразийской интеграции. И речь должна идти не столько о Черноморском коридоре Шелкового пути, или кольцевой черноморской дороге.

В частности, положительный импульс развитию экономического и политического сотрудничества в рамках региона может предоставить общий энергетический проект, который бы стимулировал Черноморский регион работать не только на транзит энергии, но и на аккумулирование энергоресурсов для реализации совместного энергетического или иного энергоемкого инфраструктурного проекта. Возможно, такой принципиально новый проект в регионе ускорит решение и политических проблем. Другими словами, в Черноморском регионе должен появится такой совместный проект, который, например, для стран, находящихся в состоянии прямого пока неразрешимого конфликта, будет настолько экономически интересен и политически выгоден, что они просто вынуждены будут найти общие точки соприкосновения для его совместной реализации. Отчасти, пример стратегического сближения России и Турции в последнее время может служить алгоритмом для других государств региона в деле налаживания и углубления регионального сотрудничества. Будет ли это сфера экологически чистого морского туризма, либо высокотехнологические производства – решать всем странам Черноморского региона.

Задача, безусловно, амбициозная, возможно, чрезмерно оптимистичная, учитывая то, что международные отношения в Черноморском регионе весьма далеки от идиллических и по-прежнему развиваются в лучших традициях школы политического реализма. Вместе с тем, такой идеалистический и даже в какой-то мере романтический подход к оценке будущего Черноморского регионального сотрудничества может быть подвергнут серьезной критике скептиками в оценке нереального. И если это так, то мы просто вынуждены согласится с тем, что Стамбульская декларация 1992 года в рамках нынешнего ОЧЭС с провозглашенной целью превратить Черное море в зону мира, стабильности и процветания, зону дружественных и добрососедских отношений подписывалась и сегодня реализуется романтиками, а сама цель – нереальна в достижении. Надеюсь, что это не так. В то время, как даже самое малое может быть уничтожено прагматиками, самое, казалось бы, нереальное, достигается романтиками.